- И теперь, - Энтони сказал, - необходимо сесть в лодку и двигаться на озере под наблюдением всевидящих глаз Скотланд Ярда, американских посетителей и любопытных горничных, прислуживающих за столом.

- Я услышал что-то о Вас от лорда Кэтерхемы, - Вирджиния сказала, - но это - абсолютно недостаточно этого. Мы начнем с того кто Вы фактически, - Энтони Кеджд или Джимми Мэкгрэт?

Во второй раз в течение этого утра Энтони сказал истории прошлых шести недель его жизни - с той единственной разницей, что в отчете, данном Вирджинии, это не требовалось никакой редактуры. Это закончилось, это для забавы назвало себя г-ном Холмсом.

- Между прочим, г-жа Ривель, я все же не поблагодарил Вас, что Вы не сожалели о бессмертной душе, сказав что я Ваш старый друг.

- Конечно, Вы старый друг, - Вирджиния воскликнула. - Вы не думаете, что я способен, чтобы запутать Вас в этой истории с трупом, и на следующей встрече едва Вы, чтобы изучить? Ни в коем случае! - она хранила молчание. - знают, Что поражает меня всего это? - Это продолжалось. - это кажется мне, мы не знаем все еще всех тайн, связанных с этими мемуарами.

- Я думаю, Вы правы, - Энтони согласился. - есть еще одна вещь, чтобы мне должен был быть услышан от Вас, - она продолжалась.

- Что?

- Почему Вы так были удивлены, когда я вчера назвал Вам к имени Понта-strit Джимми Мэкгрэты? Вы когда-то услышали это?

- Да, дорогой Шерлок Холмс. Джордж - мой кузен Джордж Ломэкс, Вы знаете, что это, - вчера было мне и сказало кучу ерунды. Его идея состояла, в который я прибыл сюда, это было приятно к этому Makgratu и достигнет это мемуары. Макграт и Dalila! Конечно, это было выражено не так непосредственно. Обсужденный на английской леди и т.д. Однако было абсолютно ясно это в этом на уме. Загрязнение только в его духе. И когда я хотел учиться слишком много, он попытался отвлечь меня, лежат, который не можно потратить и двухлетний ребенок.

- Однако, его план, очевидно, возможен, - Энтони заметил.

Форма входа